Фантасты, напишите сцену с огненным дождём на Солнце

19 июля 2012 года NASA сняло огненный дождь на Солнце. Авторы-фантасты! Такая красивая и сильная сцена просится в литературную историю

Для сравнения масштабов в правом верхнем углу появляется планета Земля.

Реклама

Как читают книги

Сентиментальный громила, он же владелец книжного магазина, рассуждает о Человеке читающем. Каков он сегодня и каким будет завтра

Клип обязателен для прослушивания всеми авторами. В России отсутствует экспертное сообщество, которое вводит новых авторов в писательский эстеблишмент.

Слушаем и думаем коллективно!

Эдуард Лимонов, подросток родом из Достоевского

Лимонов

22 февраля исполнилось 70 лет Эдуарду Лимонову – писателю и революционеру, основателю запрещённой Национал-большевистской партии, активисту движения «Другая Россия»  так пишет Тамара Москвина.

Читаем…

«Люди, равнодушные к литературе, периодически видят по ТВ, как на оппозиционных митингах толкают или волокут в кутузку худенького заполошного старичка с эспаньолкой а-ля Дон Кихот и огромных очках. Показывают его обычно на общем плане – иначе было бы видно, что это подросток, раздобывший где-то театральный паричок.

Это я, Эдичка

Лимонову – семьдесят. Он, выходит, старше Никиты Михалкова. Это бесконечно странно. К тому же я знаю, что Лимонов – один из лучших писателей России. Может, и лучший – по владению словом хотя бы. Во всяком случае, на сто голов выше перехваленного Прилепина, им же и порождённого.

Лимонов – лучший? И кто-то, знаю, сейчас морщится, как кислого съел. Морщитесь – в конце концов, он Лимонов, а не Клубничкин. Но закройте ваш вечно распахнутый для возражения рот и прочтите рассказ «Смерть рабочего», «Книгу мёртвых» или «Книгу воды». Это совершенная проза, внимательная к любому движению жизни. Пронизанная тем, что мы называем человечностью, когда хотим похвалить эту тварь – человека…

Американские каникулы

Поэтому пишу нечто к семидесятилетию Эдуарда Лимонова, которое на самом деле фикция. Вечному подростку родом из Достоевского, который поставил над собою уникальный художественный эксперимент длиной примерно в сорок лет.

Я, не знакомая с ним, знаю о нём всё, что он решил рассказать, – о рабоче-бандитском харьковском детстве, о родителях и жёнах, о друзьях и врагах, об американских и парижских радостях и бедствиях сочинителя… О русской тюрьме, в которой довелось провести два года. Я как участник литературного шоу «за стеклом» присоединилась к судьбе «Эдички» и переживаю с ним и за него.

К фифи

Ничего общего с Лимоновым у меня нет. От оппозиции и всяких революционеров меня тошнит. При этом Лимонов мне нравится. Я никогда не видела более несчастного, более честного и более бедного писателя, чем он.

Честен он до кошмара какого-то. Скажем, у многих творческих людей есть сложное сочетание внутри единого характера мужских и женских черт. Но Лимонов бесстрашно препарировал себя – да так, что воочию видно, до чего негармонично и несчастливо переплелось в нём мужское и женское начало. Как мужчина – он высокого калибра: смелый, стойкий, трудолюбивый, благородный. А вот женщина из Лимонова паскудная: злобная, завистливая, безвкусная и ревнивая. Когда читаешь его публицистику, видно – тут доблестный мужчина воевал, а тут вдруг вылезла женская гадина и перекусала из тёмной ревнивой злобы своей даже самых ближних соратников.

Книга воды

Но он ничего не таит. Льёт безжалостный свет постоянно работающего интеллекта на всю свою несчастливую жизнь. Ищет подвига, которого нет и не будет. Горит от страсти к женщинам, которые немилосердно уходят… Сердитый, тощий, многословный, энергичный до патологии.

Неудачи в таких масштабах и такой величины внушают уважение.

Бывает, что заслуги (десятки превосходных книг!) не совпадают с признанием, но чтоб до такой тоски, до такой петли… Можно подумать, что Горе-злосчастье, в самом деле, как в сказках, живое существо – и оно прицепилось к Эдичке, хватает его за руки, не отстаёт ни на шаг. Просто поразительно, насколько невинны и симпатичны были лимоновские «нацболы» – и как крута и дика расправа с ними. И неужели кто-то может поверить, что с парой автоматов Калашникова Лимонов собирался «поднять восстание русскоязычного населения в Казахстане», как ему инкриминировали? Правда и то, что в тюряге Лимонов не только собирал материал для книг, но и отдыхал. Всё ж таки жильё, пища. Кругом товарищи. С этим у Эдички всю дорогу проблемы.

Великая мать любви

Лимонов – отверженный. Тот, кто выпал из порядка, – из любого порядка, даже и миропорядка. Несогласный, рассерженный, проклятый. Поэтому он никогда не повзрослеет, он всегда стоит на одном и том же месте. Пишет одинаково (одинаково хорошо), что в тридцать, что в семьдесят. И пишет об одном: мир захвачен.

Мир захвачен бесстыжими, сытыми, хищными, к которым Христос не приходил. Они оккупировали все дворцы и замки на свете, забрали самых лучших, элитных женщин и тупо насилуют землю, выгребая из неё силу и богатство. Их миропорядок, если вы отказываетесь его признавать, – чудовищен. И одинаков всюду: в Америке, Франции, в современной России. Поэтому поэт может встать только на сторону нищих, проклятых, отверженных и не имеет права воспевать бесстыжих и сытых.

Девочка-зверь

Примитивно? Да это французский романтизм, между прочим. Двести лет назад Эдичку, если бы он не помер от чахотки или хандры, носили бы на руках и читали вслух в лучших салонах. А сейчас пожимают плечами: дескать, вот ископаемое.

Эмиграцию Лимонова можно было бы счесть ошибкой – всё ж таки болтался за бугром, пропустил почти двадцать лет общей жизни и даже не смотрел вместе с народом «Семнадцать мгновений весны». Он обнаруживает полное незнание самых известных для аборигенов вещей, именно потому что в семидесятых–девяностых годах мерил психованными шагами нью-йоркские и парижские улицы. Но можно ведь и возвращение в Россию счесть ошибкой для романтического французского писателя, без разницы. Либо всё в жизни Лимонова ошибка, либо нет никакой ошибки ни в чём.

Чужой в незнакомом городе

Есть фантастическая верность себе. Подвиг записывания всей своей жизни. Удивительный дар слова. И такое впечатление, что, если Лимонов и не угоден Господу, то, во всяком случае, он Ему интересен. И Он длит его дни, и дар не иссякает.

Может, он станет детским писателем? Сочинит для своих двух деток какие-нибудь «Эдичкины сказки»?

И мы, читатели, от этого выиграем. А пожелать мне Лимонову нечего.

Положение его безнадёжно».

 

Грустно читать такие слова о русском писателе…

Конкурс на самое глупое название книги

Как защитить свой курятник от гоблинов

«Как защитить свой курятник от гоблинов и другие практические советы…»

Британский журнал Bookseller объявил шорт-лист номинантов на премию Diagram, присуждаемую за самое глупое название книги. В список претендентов на премию попали шесть книг. Российские книги в списке блистательно отсутствуют.

В число номинантов вошли следующие книги:

«Был ли Гитлер болен?» (Was Hitler Ill?);

«Лофты Северной Америки: Голубятни» (Lofts of North America: Pigeon Lofts);

«Инструкция по заточке карандашей» (How to Sharpen Pencils);

«Пипка Бога: Жизнь и приключения пениса» (God’s Doodle: The Life and Times of the Penis);

«Как защитить свой курятник от гоблинов» (Goblinproofing One’s Chicken Coop);

«Как чайные бабы изменили мир» (How Tea Cosies Changed the World).

Как заявил координатор премии Diagram Филип Стоун, премия — это не просто шутка, как полагают многие. «Я думаю, наша премия привлекает внимание к искусству, которое не было оценено по достоинству. Издатели и книготорговцы как никто другой знают, как хорошее название книги может повлиять на продажи», — заявил Стоун.

Пипка бога

«Пипка Бога: Жизнь и приключения пениса»

«Эксперт по заточке карандашей». Чисто американский подход: парень из полнейшей ерунды, граничащей с бредом, делает профессию и зарабатывает (наши с вами) деньги

Как точить карандаши, практический и теоретический трактат о кустарном ремесле заточки карандашей, цена книги 14,95 долларов

Как точить карандаши, практический и теоретический трактат о кустарном ремесле заточки карандашей, цена книги 14,95 долларов

ГитлерБолел ли Гитлер?

Чайные бабы 1

Как чайные бабы изменили мир, цена 29,99 долл.

Чайные бабыОдна из чайных баб, изменившая наш с вами мир

Голубиные чердаки

Голубиные чердаки тоже сгодятся под лофты

Обладателя премии выберут голосованием в интернете. Победитель будет объявлен 22 марта.

Литературный жанр. 5. Русский исторический роман: круглый стол

Филологи в редакции «Русского журнала» говорят о развитии жанра «Русский исторический роман» в контексте общественного выбора 

*****

Вспомните об этом в нужный момент, маленькая

 Вспомните об этом в нужный момент 

Альтернатива 2-летних Высших литературных курсов и Литературного института имени Горького в Москве, где учатся 5 лет очно или 6 лет заочно, — Школа писательского мастерства Лихачева. В нашей школе основам писательского мастерства целенаправленно и практично обучают всего 6-9 месяцев, а по желанию учащегося — и того меньше. Приходите: истратите только немного денег, а приобретёте современные писательские навыки и получите чувствительные скидки на редактирование своих рукописей.  

headbangsoncomputer

Инструкторы частной Школы писательского мастерства Лихачева помогут вам избежать членовредительства. Школа работает круглосуточно, без выходных.

Обращайтесь:   Лихачев Сергей Сергеевич 

likhachev007@gmail.com

Литературная история о Дракуле

Как Брем Стокер создавал литературную историю о вампире Дракуле — сыне дракона, и почему эта история пережила века

————————————————————————————————————–

Узнать больше вы всегда можете в нашей Школе писательского мастерства: http://book-writing.narod.ru

Услуги редактирования рукописей:  http://book-editing.narod.ru

Наёмный писатель:  http://writerlikhachev.blogspot.com/

Пишите мне лично:  likhachev007@gmail.com