«Нацбест» — литературная премия за 2012 год и десятилетие «нулевых»

Нацбест

Опять вкус организаторов подкачал: «Нацбест» — он ведь русский, причём здесь «китайские иероглифы»?

Подведены итоги работы большого жюри 13-го сезона литературной премии «Национальный бестселлер».

Премия «Национальный бестселлер» огласила короткий список претендентов на победу и, увы, объявила о недостатке финансирования и угрозе процедуре определения лауреата.

В шорт-лист награды включены шесть произведений: набравшая десять баллов рукопись Максима Кантора «Красный свет», «Лавр» Евгения Водолазкина с семью баллами, «Мутабор» Ильдара Абузарова и «Видоискательница» Софьи Купряшиной (по 6 баллов у каждой), а также получившие по пять баллов Ольга Погодина-Кузмина с романом «Власть мёртвых» и автор под псевдонимом Фигль-Мигль с книгой «Волки и медведи».

Ответственный секретарь премии Виктор Топоров отметил, что в сформированном шорт-листе нет каких-либо сенсаций. «Удивило меня (но удивило радостно) и уверенное лидерство Максима Кантора», — написал Топоров. Основным конкурентом книги Кантора он считает «Лавр» Водолазкина, а романы Погодиной-Кузминой и Фигля-Мигля — «теневыми фаворитами», так как это сиквелы.

«Очевидным фаворитом является художник и писатель Максим Кантор с романом «Красный свет», — прокомментировал «Газете.Ru» литературный критик, председатель жюри премии «Нос» Константин Мильчин. — Кантор писал роман долго, книгу ждали».

При этом Мильчин сожалеет, что в короткий список не попала работа Николая Кононова «Код Дурова», посвящённая фигуре Павла Дурова и созданной им соцсети «ВКонтакте». «У нас не умеют писать о бизнесе и бизнесменах, а у Кононова получилось», — сожалеет критик. Отсутствие среди финалистов Эдуарда Лимонова с книгой «В Сырах» Мильчин считает закономерным: «Книга объективно довольно слабая». «Ну не попал юбиляр и живой классик Лимонов — должно быть, члены большого жюри решили сохранить его нетитулованным аж до самого Нобеля, которого я Эдуарду Вениаминовичу от всей души желаю», — язвительно написал Топоров. Не красят такие слова критика: можно подумать, что перехваленный Кантор в состоянии написать лучше Лимонова.

В этом году на премию номинировались 46 работ; в середине марта со скандалом снял с номинации свою книгу «Шпион вышел вон» Владимир Лорченков.

По мнению Топорова, «свои промежуточные достижения на промежуточном финише есть практически у каждого» участника длинного списка.

Одновременно с обнародованием шорт-листа организаторы «Нацбеста» объявили об утрате источника финансирования и поиске нового спонсора; если деньги будут найдены в ближайшие две-три недели, объявление победителя состоится в заявленные ранее сроки. В противном случае, говорится в сообщении оргкомитета премии, будет принято иное решение.

«На сей раз я пишу традиционный комментарий далеко не в лучшем настроении: наша пеннорождённая красавица-премия вот-вот станет (если уже не стала) пеннопогребённой», — описал сложившуюся ситуацию Топоров.

Такие вот Топоровы, немотивированно продвигающие Канторов, и гробят пеннорождённых красавиц.

«Проблема с финансированием «Нацбеста» заключается не в состоянии книжной индустрии, а в состоянии сферы финансов, — прокомментировал происходящее владелец магазина «Фаланстер», член Ассоциации независимых книгоиздателей Борис Куприянов. — Судя по всему, сказываются последствия финансового кризиса. Насколько я понял, руководство «Нацбеста» нынешним спонсорам не высказывает никаких претензий, однако ситуация действительно тревожная».

Перерыв в финансировании премии Куприянов считает фактором для премии неблагоприятным. «Убить премию отсутствие финансирования в течение, скажем, года, конечно, не сможет, — заявил эксперт, — но вот серьезно осложнить её дальнейшую жизнь — вполне».

В 2011 году из-за отсутствия финансирования был сорван премиальный цикл другой отечественной литературной награды — «Русского Букера»: тогда организаторам удалось выйти из положения, проведя «Букер десятилетия». В 2012 году у премии появился новый спонсор, и она была проведена в полном объёме.

Если «Национальному бестселлеру» не удастся решить свои финансовые проблемы, пострадает и вся книжная индустрия, полагает Куприянов:

«Нацбест» — одна из важнейших отечественных литературных премий, наиболее живо и оперативно реагирующих на тенденции отечественного книжного рынка».

Расписание ежегодного «Национального бестселлера» самое короткое среди российских литературных наград. Лонг-лист объявляется в середине февраля, спустя два месяца по результатам работы большого жюри составляется короткий список. Одновременно с шорт-листом формируется малое жюри, которое и определяет победителя; на этот раз состав жюри для короткого списка не был объявлен. Церемония награждения обычно проводится в Санкт-Петербурге в начале лета; в 2013 году она планировалась на 2 июня.

Премию придумал в конце 1990-х владелец и директор издательства «Лимбус Пресс» Константин Тублин (он и был спонсором награды) вместе с критиком и переводчиком Виктором Топоровым. Впервые она вручалась в 2001 году. Её лауреатами становились Леонид Юзефович, Александр Проханов, Виктор Пелевин, Михаил Шишкин, Дмитрий Быков; в прошлом году лауреатом «Нацбеста» стал Александр Терехов за роман «Немцы». Денежный эквивалент премии составляет $10 тыс. по курсу ЦБ; она делится между лауреатом и его номинатором. Произведения из короткого списка получают небольшой поощрительный приз — эквивалент тысячи долларов США.

Но опять случились непонятки! В интернете встречается совсем другой короткий список номинантов. Месяц назад большое жюри «Нацбеста», состоящее из профессиональных критиков и литературоведов, отобрало шорт-лист из шести финалистов. Ими стали Илья Бояшов («Танкист»), Андрей Геласимов («Степные боги»), Сергей Носов («Тайная жизнь петербургских памятников»), Герман Садулаев («Таблетка»), Александр Снегирев («Нефтяная Венера»), Сергей Самсонов («Аномалия Камлаева»). Это что, задаются люди вопросом, разные «Нацбесты»?

А другие отвечают на него: «Это какой-то параллельный мир. Потому что не видно реакции на тенденции, видна только реакция на деньги. «Литература ищет признаки пути. Протезы литературы ищут признаки жилья» — Никита Шервуд. Из работающих со словом авторов вытащили за 10 лет только Шишкина да Гейде. Остальные авторы просто LOL: ищут жильё да район попрестижнее».

Сурово, однако!

А вот с выбором лучшего писателя десятилетия «Нацбест» не оплошал.

Грех Прилепин

Роман Захара Прилепина «Грех» признали лучшей книгой десятилетия «нулевых» годов

Интригой церемонии «Супер-Нацбест» стало не только состязание «Греха» с прохановским «Господином Гексогеном», быковским «Пастернаком», пелевинским «ДПП NN» и другими лауреатами премии, но и ожидание Виктора Пелевина, который так и не пришёл.

«Могу точно сказать, что Виктор Пелевин точно присутствует здесь незримо», — такими словами ведущий церемонии «Супер-Нацбест» приветствовал номинированного на премию писателя, явление которого должно было стать главной интригой, задуманной, чтобы выбрать ни много ни мало главную русскую книгу десятилетия. Пелевин был номинирован со сборником «ДПП NN», состоящим из романа «Числа» и нескольких рассказов, который вряд ли многие считают лучшей книгой автора. Однако сам факт присутствия самого загадочного российского писателя новейшего времени щекотал нервы куда больше непосредственного повода, тем более что организаторы клялись, что Пелевин точно прилетел из Америки и находится где-то неподалеку.

Тот же Троицкий пошутил со сцены, что Пелевин изменил внешность (покрылся усами и бородой), и призывал ловить его среди присутствующих в банкетном зале гостиницы «Украина», но попытки, если таковые были, так и не увенчались успехом. Впрочем, обо всем по порядку.

В этом году оргкомитет премии «Национальный бестселлер» решил подвести итоги своей десятилетней истории. Шорт-лист нынешней «сверхпремии» был соответственно составлен из десяти победителей прошлых лет. Кроме Пелевина в него вошли Леонид Юзефович с «Князем ветра», Александр Проханов с «Господином Гексогеном», распавшийся ныне дуэт Гаррос—Евдокимов с «Головоломкой», Михаил Шишкин с «Венериным волосом», Дмитрий Быков с биографией Бориса Пастернака в ЖЗЛ, Илья Бояшов с «Путём Мори», Захар Прилепин с романом в рассказах «Грех», Андрей Геласимов со «Степными богами» и Эдуард Кочергин с прошлогодними «Крещеными крестами». Призом стали не десять, а сто тысяч долларов, а в жюри вошли бывшие почётные председатели: Эдуард Лимонов, Ирина Хакамада, Леонид Юзефович, Валентин Юдашкин, бизнесмен Сергей Васильев, актриса Александра Куликова, писатель Илья Штемлер, гендиректор медиахолдинга «Коммерсантъ» Андрей Галиев, банкир Владимир Коган и основатель премии Константин Тублин.

Должность почетного председателя жюри отдали помощнику президента Аркадию Дворковичу, и возможность увидеть его за одним столом с Лимоновым уже была достойным воскресным развлечением.

В соответствии с правилами «Нацбеста», все члены жюри голосовали открыто. В связи с этим отыгрывавший массовика-затейника Троицкий даже сострил: мол, конкурс похож на «Евровидение». Первым стал Юдашкин, который отдал свой голос Пелевину и поспешно ретировался, подогрев интерес собравшихся. Однако далее интрига церемонии пошла в сторону, отличную от той, которой ждали поклонники автора «Generation P». Поначалу голоса равномерно распределялись между участниками, причём за Пелевина не голосовал больше никто. Почти подряд отдали свои голоса Захару Прилепину бывшие соратники по оппозиционной борьбе Хакамада и Лимонов. Выступление изобретателя «Стратегии-31» было и вовсе встречено несколькими волнами оваций. Он рассказал, как участвовал в жюри самого первого «Нацбеста» («а потом меня посадили»), по-доброму обозвал Тублина «главным буржуином» и, чуть колеблясь, признал присутствие Дворковича позитивным знаком, а премию – примером честным выборов. Наконец, отдавая свой голос Прилепину, он назвал писателя однопартийцем: нацболы бывшими не бывают. Решающим же стал голос Леонида Юзефовича, в симпатиях которого к Прилепину вовлечённая в процесс публика не сомневалась: Прилепин учился у Юзефовича, да и вообще литераторы давно приятельствуют. В итоге Дворковичу, в обязанности которого входило решить исход церемонии, если два писателя получат одинаковое количество голосов, не пришлось даже зачитывать сообщения отсутствующих членов жюри.

Выход бритоголового литератора, который, как говорят, явился на церемонию почти без денег, был встречен такими же аплодисментами, как и шикарное выступление Лимонова, которого писатель назвал своим вторым отцом.

Кроме того, он поблагодарил маму, жену и Юзефовича, добавив, что скоро в его семье родится четвёртый ребенок и премию он считает частью государственно поддержки демографической программы. Учитывая, что на сумке с деньгами можно было обнаружить лейбл Высшего арбитражного суда РФ, слова Прилепина обретали гораздо менее (или более) иронический оттенок.

После окончания церемонии победитель рассказал «Парку культуры», что нулевые годы, итоги которых подвёл «Супер-нацбест», для него стали годами, когда противопоставление советского и антисоветского стало абсолютно бессмысленным, — «стали той градацией, которая ничего не объясняет». «Мы пытались сформулировать какие-то ценности, с которыми можно существовать. И эти ценности оказались совершенно обычными: это семья, это дети, это мужественность мужчины на войне, это женственность женщины в воспитании семьи – абсолютно традиционные ценности всей мировой истории», — сказал писатель. Ну а что до Пелевина, то его, как выяснилось, не видел даже победитель. Будто бы и не было никакого Виктора Олеговича.

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s