Как писать сон, бред. 7. Аргументы «за» и «против» изображения сновидений в литературных произведениях

Сон Татьяны Лариной - копия

Сон Татьяны Лариной в «Евгении Онегине» Пушкина. Картина И.Волкова

 

Аргументы «за» литературные сны

 

Писатель использует приём «сон» в определённых целях и, естественно, не во вред произведению. Здесь скажу несколько слов в пользу литературных снов.

Многие писатели ведут дневник (журнал) снов: записывают в него реальные сны, толкования снов, делают в него выписки из сонников и книг  Зигмунда Фрейда ― талантливого мистификатора и выдумщика небылиц о природе секса, насочинённых на деньги и по заказу семейства Ротшильдов, первыми в мире озаботившихся ростом народонаселения Земли и оплатившими Фрейду разработку гуманных способов его сокращения через выпячивание роли секса в жизни индивида и общества.

Писатели используют записи своих снов в произведениях. Я, например, записал несколько своих снов и некоторые из них изобразил в романе-эпопее «Свежий мемуар на злобу дня» в форме снов-кошмаров главного героя ― товарища Бодряшкина, естественно, адаптировав свои сны к характеру этого очень своеобразного квадратноголового персонажа.

Есть очень веские основания для вставки сновидений в художественное произведение. Литературный персонаж, возможно, должен знать или понимать нечто такое, чтó лучше сообщить ему в форме сна. Или, может быть, определённые эмоции персонажа во время бодрствования сильно подавлены, а ярко проявиться могут только во сне. Такое проявление чувств может послужить своего рода «пробуждением» персонажа к новым мыслям и поступкам, а сон, в этом случае, будет удачным литературным приёмом. С помощью этого приёма писатель оказывается в состоянии хорошенько пройтись по подсознанию персонажа и заглянуть вглубь мотивировок его поступков, может предостеречь персонаж от нравственного падения или даже от смерти, может предсказать будущее или объяснить прошлое.

Сны могут помочь повествователю рассказать литературную историю короче и загадочнее. Например, описание сновидения, раскрывающее прошлое главной героини романа, может сэкономить целую главу, посвящённую предистории героини.

Сны придают произведению загадочность, мистичность, фантазийность, глубину, «дополнительный план», усложняют композицию. Изображение сновидений в той или иной мере отгоняет от произведения слишком «простых» читателей; это не должно пугать: в таких читателях для автора очень мало почёта.

Вот редкий подход одного американского писателя к работе с литературными снами. Этот писатель ― не поклонник изображения снов, но использует их ― и в немалом количестве ― в «технических целях». Приём «сон»  помогает писателю влезть в подсознание персонажа, открыть истинную мотивацию поступков последнего с тем, чтобы потом рассказать «приснившуюся» персонажу литературную историю уже от имени повествователя в третьем лице. Другими словами, этот писатель, работая над литературной историей, сначала «заставляет» своего персонажа уснуть, потом записывает сон, а позже, в ходе пересмотра рукописи, удаляет сцены сна, считая их полезными для себя (как рабочий материал), но не для читателя.

 

Аргументы «против» литературных снов

 

  1. Сны воспринимаются как обман

Слишком часто авторы используют сны с парашютом ― в критический момент литературной истории подкидывают главному герою нужную информацию: «Бомба  заложена в железнодорожном туннеле!» Это вместо того, чтобы главному герою самому проделать тяжелую и опасную работу, выясняя, в каком месте по маршруту движения железнодорожного состава заложена бомба. В результате такая подсказка воспринимается читателем как нетрудовая: вместо удивления и восхищения навыками и интеллектом героя в разгадке тайны, читатель ухмыляется такому услужливому подсознанию протагониста, напряжение падает, интрига пропадает. Читатель может даже запротестовать: «Давай, парень, ищи бомбу сам, а туннель тебе приснился!» Сны-подсказки ― это уровень школьника-семиклашки, наспех пишущего сочинение по литературе.

Ещё читатель считает себя обманутым и страшно раздражается, когда читает какую-то сцену, поданную автором как реальный сюжет, и только через несколько других эпизодов или сцен узнаёт, что было описание сна. Такие символические «игры» с читателем возможны только в редких жанрах и должны  использоваться очень экономно. Вводить читателя в заблуждение ― это, конечно, святое, но не с помощью такого грубого приёма.

Совет: не использовать сны-подсказки главному герою в разрешении основного конфликта в произведении; не использовать приём выдачи сна за реальность или, по меньшей мере, не злоупотреблять им.

 

  1. Сны ― перепевы сюжета или сцены

Часто описания сновидений не что иное, как перепевы ― в несколько более сюрреалистической форме ― эмоционального содержания или сюжетной  информации, с которыми читатель уже познакомился в других сценах. Например, в реальном сюжете имеется мучительная сцена, в которой главный герой  посещает в больнице свою умирающую супругу; во сне герою приходит та же самая сцена, только обложенная сюром: лицо умирающей вдруг превращается в смеющуюся маску… Такой сон-перепев избыточен, он портит литературную историю, он страшно раздражает читателя: «Зачем эта странная версия уже известного мне происшествия в жизни героев?» Причём, чем вычурнее сон-перепев, тем меньше он читателю нравится.

Совет. Когда реальная и сновидческая сцены перепевают одно и то же событие или явление, писатель должен задастся вопросами: 1) обе ли сцены привносят в литературную историю нечто новое? 2) обе ли сцены выполняют различные  функции или это просто два варианта одной и той же сцены?

 

  1. Сон ― свалка

Сон бывает легко писать и всегда трудно сокращать в ходе правки. Нередко сон содержат самый красивый текст во всей рукописи или в сновидении изображён великолепный образ ― очень важный лично для писателя, но далеко отстоящий от всех других элементов произведения: идеи, темы, сюжета, мотивов, героев, времени и места действия… Такой сон выпадает из произведения и имеет смысл личного сна-свалки писателя. Поэтическая свалка писателя-творца, конечно, куда приятнее свалки информации (как в газете), но факт остаётся фактом: художественная свалка ― это только свалка.

Совет: если писатель чувствует, что тексту его произведения не достаёт красоты, художественности, то попытка украсить текст сновидениями не позволит  наверстать упущенное: необходимо править малохудожественный основной текст, а не сваливать в него «красивые сны».

 

  1. Сон ― клише

Литературные сны полны ужасных клише и метафор. Буквально в любом сне есть река, дикая природа, солнце, луна, ночь, горячее, холодное, предки, сады…

Совет: придумывать оригинальные сновидческие миры, избегать истёртых деталей.

 

  1. Сон не продвигает основной сюжет

Многие начинающие писатели считают, что литературные сны, по определению, не могут продвинуть основной сюжет. Мол, в лучшем случае сны могут сообщить о внутреннем состоянии персонажа, но читатель и зритель знают: когда герой проснётся, всё будет так же, как было. Правда, иногда случается, что, проснувшись, главный герой не только болезненно переваривает метафоры сна, но и решается на какой-то поступок, то есть, всё же совершает сюжетно значимое действие. Реальные сны зачастую сильно воздействуют на людей, почему бы им не воздействовать и в литературе? В том числе и на сюжетном уровне в форме поступков.

Большинство литературных снов не продвигают сюжет. Но мнение, что литературные сны, по определению, не могут продвигать основной сюжет, ― дилетантское. Совершенно очевидно: одни сны продвигают сюжет, другие ― нет. Даже сон-воспоминание, то есть сон, обращённый в прошлое, может продвигать основной сюжет. Просто писатель здесь должен проявить изрядное мастерство, чтобы изобразить такой сон.

Совет: прежде чем сесть писать, автор должен решить, какой сон ему нужен ― продвигающий сюжет или нет.

 

  1. Сны в прологах и предисториях

Изображение снов в прологах и предысториях литературного произведения  похоже на авторское злоупотребление. Нужно быть большим мастером, чтобы изображённый в самом начале произведения сон «читался». Скорее такой сон окажется поэтической свалкой, о которой написано выше. В любом случае, сон в прологе не годится для многих литературных жанров, а само произведение не может быть адресовано массовому («простому») читателю. Если целевой читатель «не простой», тогда писатель может рискнуть уже на первых строках втравить его в состояние недоумения.

Совет: избегать изображения снов в прологах и предисториях, если, конечно, предистория помещена в самом начале произведения.

 

  1. Сны трудно писать

У неопытных писателей создаётся видимость лёгкости изображения сновидений. Это именно видимость. Писать всякие нереальные малосвязанные сцены ― не значит написать сон. Писатель со слабым ассоциативным мышлением просто не способен написать литературный сон. Стилистика сна может резко отличаться от таковой остального текста произведения, и опять же не каждый начинающий писатель способен так перестроиться. Ещё писатели часто не могут правильно определить место или места в произведении, где можно или даже нужно разместить сон (сны), поэтому страдает композиция. Где попало сны расставлять нельзя, потому что они ломают ритм повествования, вносят стилевую пестроту, задерживают развитие главного сюжета.

 

  1. Злоупотребление снами

Читать сны ― большая работа по отысканию заложенных в них автором неявных смыслов. Массовый читатель не расположен отыскивать эти смыслы, поэтому так легко оказывается злоупотребить снами в произведении.

Нет единого рецепта ― сколько снов можно поместить в одно произведение. Есть подходящие для снов жанры, в которых сны воспринимаются органично ― это фэнтези, психологический и социально-бытовой романы, роман-эпопея и идеологический роман, экзистенциальный роман, триллеры, ужасы, мистика, абсурд… В драматургии (Шекспир, Вампилов) сны и бреды используются широко и хорошо. Сны отлично воспринимаются в произведениях, написанных приёмом   «поток сознания». В произведениях указанных жанров вполне можно разместить по нескольку снов, но их количество не должно быть утомительным.

А вот для жанров мемуары, детектив, филологический и философский роман, морской и рыцарский роман, политический роман… сновидения не органичны; в произведении этих жанров даже один-единственный сон может показаться читателю злоупотреблением.

 

  1. Неправильная трактовка сновидения

Неверная трактовка литературного сна способна испортить произведение или, по меньшей мере, засомневаться в здравомыслии героя-сновидца. Например, юной героине снится эротическая сцена с парнем, с которым она только что познакомилась и едва успела перекинуться парой слов. И по пробуждению она делает вывод: «Я ему понравилась» ― и далее позиционирует себя в отношениях с парнем соответственно этому выводу. Решение читателя: «Ну и дура!» Если автор специально подводит читателя к такому заключению, тогда всё правильно.

Птичка в конце текста

Вспомните об этом в нужный момент, маленькая   Вспомните об этом в нужный момент!

Если вы нашли моё сообщение полезным для себя, пожалуйста, расскажите о нём другим людям или просто дайте на него ссылку.

Доска объявлений

Узнать больше вы всегда можете в нашей Школе писательского мастерстваhttp://book-writing.narod.ru

и   http://schoolofcreativewriting.wordpress.com/

Услуги редактирования (развивающего и стилевого) и корректуры рукописей:  http://book-editing.narod.ru

и   http://litredactor.wordpress.com/

Услуги наёмного писателя:  http://writerlikhachev.blogspot.com/

и   http://writerhired.wordpress.com/

Лихачев Сергей Сергеевич OLYMPUS DIGITAL CAMERA

Ни от кого не прячемся. Обращайтесь ко мне лично: likhachev007@gmail.com

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s