О чём писать и петь, или Игорь Растеряев и я в Приволжских степях

Игорь Растеряев в степи на реке Медведица в Волгоградской области. Песня «Рожок»

Обожаю поволжские степи. Родня моя по материнской линии выросла в Заволжской степи, сам излазил её от Самары до Новоузенска (Саратовская область) и Уральска (Казахстан).

Вот мои фотографии тех мест, где поют жаворонки и пахнет полынью.

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

Не жалею своего «железного коня», разъезжая по дикой степи. 400 км в один конец, из них 100 км — полевыми дорогами. Не вижу ни одного столба на 360 градусов при видимости 10-20 километров во все стороны. Это только географически Европа

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

Новоузенский район Саратовской области

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

Дамба и пруд на границе с Казахстаном, бывшее хозяйство «Горькореченское»

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

Балочка в степи. Сюда не добирается стадо. Здесь настоящее кладбище для перекати-поле

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

Грейдер, за которым давно не ухаживают: все окружающие колхозы и совхозы умерли, а поселковым администрациям и фермерам поддерживать дороги не по силам

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

Отличное место для бахчи у пруда (он за деревьями)

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

Один в бескрайней степи. Начало августа 2014 года. Даже некому сфотографировать меня у машины. Если «немец» сломается, за помощью идти ну очень далеко…

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

Марсианский пейзаж песчаного карьера у Горькой речки. Александр Филиппович Акимов, на котором 35 лет держались эти места, пока Сбербанк, руководимый немцем Грефом, не грохнул его блистательное хозяйство «Горькореченкое». Теперь (2014 год) весь Новоузенский район Саратовской области собирает столько зерна, сколько раньше собирало одно его хозяйство. А ещё было 36000 овец (теперь ноль), 800 дойных коров (теперь ноль), 3000 свиней (теперь ноль), колбасный цех, маслобойка, мельница, хлебопекарня, 7 прудов с рыбой… Об этом  разорении либералами русской деревни в угоду Западу и о таких людях поёт Игорь Растеряев. Здесь буквально валяются шикарные писательские материалы для новой «Поднятой целины». Вот о чём сейчас должен писать русский писатель, а эльфы и вампиры могут подождать и до лучших времён

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

Низинка с тремя куртинами деревьев. Особо дикое место, малопроезжая полевая дорога (но не для моей бэхи). Здесь всегда останавливаюсь, уж больно красиво. Какие кругом горизонты!

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

Когда-то в «Горькореченском» были вот такие поля. А зерно здесь было просто шикарное: «Макфа» с руками отрывала

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

Местные умельцы, не хуже Козлевича из «Золотого телёнка» Ильфа и Петрова, из старой швейной машинки «Зингер» могут смастерить сенокосилку для своих нужд

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

Нашли низинку и своим «Зингером» накосили

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

До разгрома хозяйств в Заволжской степи часть земель орошали, а теперь даже сорняки плохо растут

Реклама

Белый квадрат Лихачева

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

Белый квадрат Лихачева принципиально отличается от Чёрного квадрата Малевича: у моего квадрата открыта форточка для залёта Эстетики. Квадрат же Малевича родился и умер вне эстетики.