Литературные курсы (дистанционные) для начинающих писателей и поэтов

Редактор выжимает воду из рукописей

Большинство авторов учится писать сами. Но самообразование занимает много времени, слишком много, а дороже времени в жизни человека ничего нет. Разумнее потратить немного денег и подучиться в специализированной на писательском мастерстве Школе, и обзавестись там собственным редактором (развивающим и стилистическим) и литературным наставником. У начинающих писателей-самоучек личного редактора, знающего творчество и способности автора, как правило, нет, и это плачевным образом сказывается на качестве творчества начинающего, погружает многих авторов в хроническое состояние неуверенности и пр.

Самая старая в России частная Школа писательского мастерства Лихачева, существующая с 2010 года, предлагает занятым людям дистанционное обучение писательскому мастерству. Тот, кому некогда самому годами рыться в интернете, кто не хочет покупать дорогие учебники и вариться в собственном соку вне писательско-редакторской среды, кто хочет обрести развивающего редактора и литературного наставника, тот может обратиться к редакторам из группы Лихачева. В нашей Школе учатся в основном взрослые занятые люди, предприниматели, администраторы, пенсионеры, есть также талантливые домохозяйки и студенты, и, конечно, русские иммигранты, проживающие ныне в США, Канаде, Германии, Дании, Китае, Австралии и других странах. Учатся в нашей школе и россияне, живущие на территории других государств, а также граждане стран СНГ, желающие совершенствовать свой русский литературный язык.

Записывайтесь на первый курс и начните учиться немедленно, с тем, чтобы за осень-зиму освоить писательский инструментарий и уже весной сесть за собственный большой проект, и под присмотром развивающего редактора написать его по всем правилам, используя оригинальную методику, разработанную в Школе писательского мастерства Лихачева. Без учёбы качество творчества начинающего писателя остаётся на одном ― весьма низком ― уровне, не меняясь десятилетиями, это пустая трата времени, сиречь жизни. А ведь есть занятия поинтересней, чем годами набивать миллионы знаков эпистолярного мусора.

Школа писательского мастерства Лихачева нацелена на практическое освоение начинающим приёмов писательского мастерства. Вас ожидают 6 месяцев учёбы по стандартному курсу и 6-12 месяцев индивидуальных занятий с наставником над проектом вашего нового произведения. За 1 год наставничества на выходе начинающий автор может написать, к примеру, роман на 500000 знаков или, по крайней мере, поэпизодный или посценный план романа, который останется только дописать и прислать нам на редактуру и корректуру.ие начинающим приёмов писательского мастерства.

Учиться можно начать в любой день ― с даты зачисления оплаты. Школа работает без выходных. Оплата курсов наличная, безналичная, рублями и валютой (доллар США, евро). Оплата принимается как от физических лиц, так и от юридических лиц. В последнем случае заключается договор, стороной договора услуг выступает моя компания ООО «Юридическая компания «Лихачев».

Подробнее ― на сайте Школы писательского мастерства Лихачева: https://schoolofcreativewriting.wordpress.com/

Обращайтесь в Школу, мы не кусаемся. По меньшей мере, за полгода-год обучения и работы с литературным наставником мы поможем вам определиться: писатель вы или нет, а если всё-таки писатель, то какой, на что вы можете рассчитывать.

А людям, имеющим готовую рукопись, предлагаем услуги литературного редактирования.

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

Сергей Сергеевич Лихачев

8(846)260-95-64 (стационарный), 89023713657 (сотовый) ― для звонков с территории России

011-7-846-2609564 ― для звонков из США

00-7-846-2609564 ― для звонков из Германии и других стран Западной Европы

8-10-7-846 2609564 ― для звонков из Казахстана

0-0-7-846 2609564 ― для звонков из Азербайджана

Школа писательского мастерства Лихачева:

РФ, 443001, г. Самара, Ленинская, 202, ООО «Лихачев» (сюда можно приходить с рукописями или за «живыми» консультациями по вопросам литературного наставничества, редактирования и корректуры)

book-writing@yandex.ru

Реклама

Как написать роман: курс Джоанны Пенн

Начинающим авторам, знающим английский язык и пишущим остросюжетное «развлекалово», может оказаться полезным курс «Как написать роман» американки Джоанны Пенн. Отчётливо себе представляйте: следуя советам наставницы, коммерческое «развлекалово» голливудского разлива написать можно, «большую литературу» — нельзя.

%d0%ba%d0%b0%d0%ba-%d0%bd%d0%b0%d0%bf%d0%b8%d1%81%d0%b0%d1%82%d1%8c-%d1%80%d0%be%d0%bc%d0%b0%d0%bd

%d0%ba%d0%b0%d0%ba-%d0%bd%d0%b0%d0%bf%d0%b8%d1%81%d0%b0%d1%82%d1%8c-%d1%80%d0%be%d0%bc%d0%b0%d0%bd-1

*****

школа, 5 кб

Школа писательского мастерства Лихачева — альтернатива 2-летних Высших литературных курсов и Литературного института имени Горького в Москве, в котором учатся 5 лет очно или 6 лет заочно. В нашей школе основам писательского мастерства целенаправленно и практично обучают не более 6 месяцев. Второй и главный этап обучения — индивидуальное наставничество: литературный наставник (развивающий редактор) работает с начинающим писателем над новым произведением последнего — романом, повестью, поэмой, циклом рассказов или стихов.

Приходите: истратите только немного денег, а приобретёте современные писательские навыки, сэкономите своё время (= жизнь) и получите чувствительные скидки на редактирование и корректуру своих рукописей.  

headbangsoncomputer

Инструкторы — редакторы и филологи — Школы писательского мастерства Лихачева помогут вам избежать членовредительства. Школа работает без выходных.

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

Обращайтесь:   Лихачев Сергей Сергеевич 

book-writing@yandex.ru

8(846)260-95-64 (стационарный), 89023713657 (сотовый) 

011-7-846-2609564 ― для звонков из США

00-7-846-2609564 ― для звонков из Германии и других стран Западной Европы

Литературный редактор и начинающий писатель: диалог. 1. Первые произведения всегда слабые, или «Провинциальный графоман» Бунин

Бунин 1

За годы работы Школы писательского мастерства Лихачева в моей переписке с начинающими писателями накопилось великое множество диалогов. Я объединил их в темы, интересные для начинающих писателей, и, не указывая имён, предлагаю вашему вниманию.

Сегодняшняя тема: «Первые литературные произведения всегда слабые».

***

Начинающий писатель: Уже несколько лет я пишу рассказы и повести, но выходит как-то плохо. Мои творения хвалили только родные и близкие люди, да иногда читатели на бесплатных сайтах (без какого бы то ни было критического разбора самого произведения), но их мнению я, понятное дело, доверять не могла. Наконец, я послала свои опусы на платную рецензию ― и получила такой разгром, что опустились руки. И разгром учинили абсолютно по делу: разобрали произведения по элементам ― идея, тема, сюжет, композиция, система героев, повествователь, мотивы, стиль… ― не придерёшься, я со всем согласилась. Теперь вот думаю: может, бросить писать? А мечтала с самого детства…

Редактор: Первые литературные произведения всегда слабые в художественном смысле. Это почти у всех авторов, даже у тех, кто потом стал классиком. Мало того, произведения начинающих, как правило, вторичны, подражательны или даже списаны с произведений известных авторов, только сделаны на другой фактуре. Набравшись опыта, авторы часто переписывают свои ранние произведения, или, по крайней мере, сильно их правит.

Начинающий писатель: Неужели и русские классики в молодости писали плохо? Дайте примеры.

Редактор: Раннего Пушкина «пестовал» Жуковский, раннего Горького ― Короленко. Обоих будущих столпов великой русской литературы ― Пушкина в XIX веке и Горького в XX веке ― учили и правили.

Горький и Чехов

Чехов и Горький

Первый учитель ГорькогоВ.Г. Короленко сразу же обратил внимание на какие-то новые, трудно поддающиеся определению особенности художественной манеры своего ученика. Он сказал Горькому о рассказе «Старуха Изергиль»: «Странная какая-то вещь. Это ― романтизм, а он ― давно скончался. Очень сомневаюсь, что сей Лазарь достоин воскресения. Мне кажется, вы поёте не своим голосом. Реалист вы, а не романтик, реалист!»

Прозорливо уловив нечто новое в поэтике молодого писателя, Короленко не мог, конечно, предугадать, что означает специфическое сочетание элементов реализма и романтизма в раннем творчестве Горького. Отсюда замечание, что Горькой «поёт не своим голосом», сомнения в том, к сонму каких писателей его следует причислить.

Когда Горький принёс рассказ «Челкаш», Короленко воскликнул: «Я же говорил вам, что вы ― реалист!» Но подумав и усмехнувшись, он добавил: «Но в то же время ― романтик!» В этих словах парадоксально точное определение творческого метода раннего Горького. Беспощадно правдивое изображение действительности, знакомой писателю в самых жестоких её проявлениях, соседствовало в его творчестве с восторженным романтическим гимном свободе и вольному человеку. У позднего Горького в «Климе Самгине» никакого уже романтизма не просматривается ― там отповедь старой (царской) русской интеллигенции.

Вполне естественно, что в раннем творчестве Горького, как в творчестве любого начинающегося писателя, выступали разнородные влияния. Однако в его произведениях нельзя усмотреть каких-либо элементов эпигонства, он «пел» своеобразно и оригинально. Его самобытный талант поэтически трансформировал художественные достижения классиков, вырабатывал свой оригинальный стиль. Именно поэтому вопрос о традициях и новаторстве в творчестве Горькогоявляется чрезвычайно сложным, но и интересным.

Сам Горький указывал, что на его отношение к жизни более других влияли три писателя: Помяловский, Глеб Успенский и Лесков. Рассматривая позднее истоки своего творчества, он писал: «Возможно, что Помяловский «влиял» на меня сильнее Лескова и Успенского. Он первый решительно встал против старой, дворянской литературной церкви, первый решительно указал литератором на необходимость ― «изучать всех участников жизни ― нищих, пожарных, лавочников, бродяг и прочих»».

А вот как начинал ещё один классик, ставший нобелевским лауреатом по литературе, ― Иван Алексеевич Бунин.

Бунин 3

Бунин в возрасте полутора лет

Из письма БунинаМ. Алданову:

«В молодости я очень огорчался слабости своей выдумывать темы рассказов, писал больше из того, что видел, или же был так лиричен, что часто начинал какой-нибудь рассказ, а дальше не знал, во что именно включить свою лирику, сюжета не мог выдумать или выдумывал плохонький…»

То есть, начинающий писатель Бунин оценивал свои писательские способности невысоко.

Ещё цитата:

«Писать! — восклицает бунинский Арсеньев. — Вот о крышах, о калошах, о спинах надо писать, а вовсе не затем, чтобы бороться с произволом и насилием, защищать угнетённых и обездоленных, давать яркие типы, рисовать широкие картины общественности, современности, её настроений и течений», — «Хм… Поэтами, милостивый государь, считаются только те, которые употребляют такие слова, как «серебристая даль», «аккорд», или «на бой, на бой, в борьбу со тьмой!» — саркастически отвечает Чехов молодому ещё совсем Бунину-Арсеньеву. И оказался прав, конечно, незримо продолжая вымышленный мной, по воспоминаниям Бунина, диалог: — …Это же чудесно — плохо начать! Поймите же, что если у начинающего писателя сразу выходит всё честь честью, ему крышка, пиши пропало!»

Бунин 2

Юный Бунин

Каждый художник слова проходит свой путь «графоманства» и ошибок. Без этого невозможно превратиться в большого, могучего беллетриста, мастера. Без этого не встать по-настоящему на ноги.

Бунин проделал нелёгкий путь исканий — неуклюжий и пародийный. С ошибками фальшивой назидательности и морализаторской акварели. Кидаясь от выспренно-дворянской прозрачности Фета к «грубому» народничеству Тараса Шевченко.

Бунин-художник формировался трудно и долго. Из «прекрасно-бесцельных» зарисовок. Неотступной потребности-жажды делиться с окружающим миром всем и вся, чтобы не дать мимолётному впечатлению пропасть зазря, даром, исчезнуть бесследно. Из желания тотчас захватить впечатление в «свою собственность» и тут же извлечь какую-нибудь мелочь, чеховскую «снетку»: корыстно, жадно, с душевной ранимостью. Кинематографическим пристрастием: «Я, как сыщик, преследовал то одного, то другого прохожего, стараясь что-то понять, поймать в нём, войти в него».

Жалкая газетная подёнщина, провинциальная затхлость и нищенское прозябание 1890-х лишает потомка «промотавшихся отцов», — штудирующего Шекспира в оригинале, — идиллического отношения к деревенскому бытию. Впитанному и заворожившему Бунина-почвенника с самого детства. Но…

Терзаем, сжигаем чеховской страстью изощрённой наблюдательности: «Это тоже надо записать — у селёдки перламутровые щёки», — если не Бунин, то так мог сказать Чехов.

Иносказания вообще Бунину не давались — из-за отсутствия социального темперамента, гражданской позиции: «Всё абстрактное его ум не воспринимал», — подтверждал Ю. Бунин, старший брат Ивана Алексеевича. Писатель, не могущий воспринимать абстракции (!), ― это суровый диагноз.

Бунин

Молодой Бунин

Максим Горький сразу угадал в юном Бунине огромный талант. Чехов тоже угадал в молодом Бунине талант. Уезжая для лечения за границу, Антон Павлович наказывал Н.Д. Телешову: «А Бунину передайте, чтобы писал и писал. Из него большой писатель выйдет. Так и скажите ему это от меня. Не забудьте».

Бунину свойственна решительная чуждость чеховскому юмору. «Сосны», «Над городом», «Новая дорога»: рассказы, сделанные под стать «парчёвым» гоголевским отступлениям. Разве лишь законченной формы и с жанровой интонацией XVIII века: мелодиями, песнями Сумарокова, Державина, Жуковского, Веневитинова:

«Необыкновенно высокий треугольник ели, освещённый луной только с одной стороны, по-прежнему возносился своим зубчатым остриём в прозрачное ночное небо, где теплилось несколько редких звёзд, мелких, мирных и настолько бесконечно далёких и дивных, истинно господних, что хотелось стать на колени и перекреститься на них…»

Случись творчеству Бунина остановиться на данном историческом этапе, его фигура в истории отечественной словесности «выглядела бы более чем скромной», — завершает первый, «графоманский» бунинский период великолепный русский филолог, пропагандист и один из значимых буниноведов Олег Николаевич Михайлов.

Бунин перерос свой неизбежный графоманский период. Большинство же начинающих писателей так и остаются в нём навсегда. Требовательность Бунина к своему и чужому творчеству росли. Непрестанным шлифованием строк, строф, предложений, фраз, также человеческих отношений: «…вечная мука — вечно молчать, не говорить как раз о том, что есть истинное твоё и единственно настоящее». Однажды, уже на съёмной вилле в Альпах, Бунин раздражённо накричит на Бориса Зайцева: «Тридцать лет вижу у тебя каждый раз запятую перед «и»! Нет, невозможно!» — гневно выбежав из комнаты, грохнув дверью. Словно Зайцев ему враг.

В эмиграции начинается блестящий духовный путь. Вознёсший русского национального Марселя Пруста — провинциального «графомана» Бунина — на недосягаемую вневременную планку судеб. Высоту всемирного культурного наследия и всемерной человеческой, гуманистической памяти. Навечно победившей забвение, смерть и обиды.

Но и у достаточно опытного писателя Бунина зияют прорехи. Вот как Лев Толстой громит бунинское «Счастье» — произведение о женской «декристаллизации» любви, — открывающееся картиной растревоженной природы:

«…Сначала превосходное описание природы — идёт дождик, — и так написано, что и Тургенев не написал бы так, а обо мне и говорить нечего. А потом девица — мечтает о нём, и всё это: и глупое чувство девицы, и дождик — всё нужно только для того, чтобы Б. написал рассказ. (…) Ну шёл дождик, мог бы и не идти с таким же успехом. Я думаю, что всё это в литературе должно кончиться. Ведь просто читать больше невозможно!»

Как вам толстовское: Бунина «просто читать невозможно»?!

Начинающий писатель: Современные писатели тоже плохо стартуют?

Редактор: Плохо или очень плохо. Вот пример. «Девушка в поезде» (англ. The Girl on the Train) — роман 2015 года британской писательницы Полы Хокинс, написанный в жанре психологического триллера. Начало романа можно прочесть здесь: http://bookz.ru/authors/pola-hokins/devu6ka-_960/page-6-devu6ka-_960.html

Девушка_в_поезде_-_обложка_русского_издания_романа

Роман дебютировал на первой строчке списка художественных бестселлеров по версии газеты «The New York Times» (комбинированный рейтинг — твёрдая обложка и электронное издание) 1 февраля 2015 года и оставался на верхней позиции 13 недель подряд. К началу марта 2015 года было продано более одного миллиона экземпляров романа, а к апрелю — уже полтора миллиона. В течение 20 недель роман находился на верхней строчке британского рейтинга книг, изданных в твёрдой обложке, что стало новым абсолютным рекордом. Права на экранизацию романа были выкуплены студией DreamWorks SKG. 21 мая 2015 года было объявлено, что адаптацией книги для экранизации будет заниматься сценаристка Эрин Крессида Уилсон, а режиссёром фильма выступит Тейт Тейлор, известный по фильму «Прислуга». 5 июня стало известно, что на главную роль в фильме рассматривается актриса Эмили Блант. В июле 2015 автор книги Пола Хокинс рассказала, что в фильме местом действия станет не Англия, как в книге, а штат Нью-Йорк. Премьера фильма намечена на 7 октября 2016 года.

Как видим, полный коммерческий успех триллера. А ведь до «Девушки в поезде» Хокинс написала четыре неудачных романа. Писательница издала их под псевдонимом, и только триллер 2015 года, ставший бестселлером, выпустила под своим именем.

Дэн Браун, прежде чем написать один из самых успешных романов в мировой истории книгоиздания, — «Код да Винчи» (2003 г.) — написал три неудачных триллера. История провалов первых произведений писателей бесконечна. Курочка по зёрнышку клюёт, прежде чем снести яичко. По первым произведениям даже опытный редактор не может с уверенностью сказать: выйдет из автора писатель с большой буквы или нет. Бывало не раз: «выстреливает» совсем казалось бы безнадёжный автор.

Начинающий писатель: Значит, не всё потеряно? Мне продолжать писать?

Редактор: Если писать не в стол, а для читателя, то творить, варясь в собственном соку, бессмысленно ― пустая трата времени, эмоций и нервов. Не предпринимая мер, можно писать плохо всю свою жизнь. Примеров тому ― несть числа. Бесплатные литературные сайты всего мира забиты произведениями «нерастущих» авторов. Вчера они писали плохо, сегодня они пишут плохо, через год будут писать плохо, и через двадцать лет они будут писать всё так же плохо, а редакторы после чтения их опусов будут в кошмаре вскакивать по ночам и кричать в потолок: «Это же читать невозможно!», а наутро писать в Госдуму РФ петицию о необходимости введения смертной казни за рецидивное графоманство.

Меры: долго и упорно учиться писать (самому или на курсах, в частных школах, в Литературном институте им. Горького), обрести литературного наставника, отдавать свои творения на отзывы и профессиональное редактирование ― развивающее и стилистическое…

*****

школа, 5 кб

Школа писательского мастерства Лихачева — альтернатива 2-летних Высших литературных курсов и Литературного института имени Горького в Москве, в котором учатся 5 лет очно или 6 лет заочно. В нашей школе основам писательского мастерства целенаправленно и практично обучают всего 6-9 месяцев. Приходите: истратите только немного денег, а приобретёте современные писательские навыки, сэкономите своё время (= жизнь) и получите чувствительные скидки на редактирование и корректуру своих рукописей.  

headbangsoncomputer

Инструкторы Школы писательского мастерства Лихачева помогут вам избежать членовредительства. Школа работает без выходных.

Обращайтесь:   Лихачев Сергей Сергеевич 

book-writing@yandex.ru

8(846)260-95-64 (стационарный), 89023713657 (сотовый) ― для звонков с территории России

011-7-846-2609564 ― для звонков из США

00-7-846-2609564 ― для звонков из Германии и других стран Западной Европы

 

Литературное наставничество в США. Пример занятий на тему: как писать роман

Литературный ментор

Идея романа

Романный персонаж

Настроение в романе

Сюжет в романе

Установки в романе (место и время действия, и др.)

Испытание литературной истории в романе

Мотивация для автора-романиста 

*****

Не могу не прокомментировать. В США у начинающих писателей появилась масса юных наставников (а среди начинающих писателей, как раз, много «старичков»). Наставники традиционно бойки, с «американскими улыбками» и прочими внелитературными достоинствами. Чего и кому могут дать их 1-минутные «лекции» — бог весть. Сюжет романа — за 1 минуту! За эту минуту даже не прочтёшь по бумажке определение сюжета романа.

В моей Школе писательского мастерства литературное наставничество — по времени — это минимум полгода занятий развивающего редактора с начинающим писателем над конкретным новым большим произведением — романом, повестью. За полгода, естественно, романа не напишешь, но развёрнутый (поэпизодный или даже посценный) план разработать можно.

*****

школа, 5 кб

Школа писательского мастерства Лихачева — альтернатива 2-летних Высших литературных курсов и Литературного института имени Горького в Москве, в котором учатся 5 лет очно или 6 лет заочно. В нашей школе основам писательского мастерства целенаправленно и практично обучают всего 6-9 месяцев. Приходите: истратите только немного денег, а приобретёте современные писательские навыки, сэкономите своё время (= жизнь) и получите чувствительные скидки на редактирование и корректуру своих рукописей.  

headbangsoncomputer

Инструкторы Школы писательского мастерства Лихачева помогут вам избежать членовредительства. Школа работает круглосуточно, без выходных.

Обращайтесь:   Лихачев Сергей Сергеевич 

likhachev007@gmail.com

 

Как писать сон, бред. 34. Сны в романе «Мастер и Маргарита» Михаила Булгакова

бул мим0

К роману Михаила Булгакова относятся по-разному. Я — резко критически. Ко времени написания романа Булгаков стал конченным наркоманом. Он и жизнь свою из-за кокаина закончил, не дожив до пятидесяти лет. У наркоманов физическая и виртуальная жизни смешиваются, реалистическое видение мира замещается видениями и бредами. Таков роман «Мастер и Маргарита» — без смыслов, без логики, без мотивов, в общем бредятина наркомана, как «Чёрный квадрат» Малевича — творение типичного аутиста, творение, не предназначенное для нормального здорового человека. Эту булгаковскую бредятину либералы завели в школьную программу по литературе. Кончатся в России либералы — кончится и «популярность» этого бредового бессмысленного романа, предвестника русского постмодернизма.

бул мим 16

бул мим 0-

бул мим 17

Для пьяниц (Хемингуэй) состояние опьянения при письме — это норма. Для наркоманов бредовое творческое состояние — норма. Поэтому в произведениях кайфующего Булгакова так много снов и бредов. Он единственный в мире писатель, у которого в одной пьесе аж восемь снов-бредов. Таким образом, литературные сны и бреды в произведениях Булгакова нужно анализировать с поправкой на физическое состояние автора.

Опера «Бег», акт 1, по пьесе Михаила Булгакова

Н.И. Великая считает сон сквозным приёмом творчества Булгакова. Основной функцией сновидения в пьесе «Бег» она называет прозрение (предварение или вопрошание будущего), отмечает многослойность сна Алексея Турбина и пытается наметить связь сновидений с временной координатой структуры произведения, говоря о переводе повествования в финале в философский план. Наиболее исследован феномен сновидения в пьесе «Бег», имеющей подзаголовок «Восемь снов». В.В. Гудкова в статье «Судьба пьесы ʺБегʺ» пишет о формообразующей роли сновидения в пьесе и связывает её главную конструктивную особенность с композиционной ролью авторского субъективного «я»: «Снам» событий изначально противопоставлена «явь», в которой пребывает создатель этого текста… Автор будто находится в иной, нежели его герой, реальности, её присутствие ощущает, «оттуда» видит то, что называет «снами» то есть реальностью деформированной, искажённой, в которой нарушены привычные, нормальные, «правильные» связи между людьми. Отсюда становится понятным, почему Булгаковнастаивает на «снах», подразумевая под этим не просто метафорическое, образное определение тональности, в которой протекает действие, но важнейший структурный элемент «Бега», в большой степени говорящий о сути произведения.

бухг хлудов

Кадр из фильма «Бег». Хлудов в исполнении Владислава Дворжецкого

В связи с расслоением реальности драмы «Бег» можно выделить несколько уровней в системе времён: самая общая «рамка» пьесы позиция автора, реализуемая методом «драматургического монтажа» «восьми снов» как восьми вспышек сознания; второй уровень авторская реальность, время последней, финальной сцены; третий ― время внутри снов, фабульный скелет «Бега»; четвёртый ― сложная система времен Хлудова; причём вся множественность реальностей фиксируется Булгаковымв пространных ремарках. Новаторство «Бега» состоит в попытке передать в произведении для театра сложную структуру авторского coзнaния.

бул мим Берлиоз

Берлиоз

«Сон-вдохновение» («Театральный роман»), иногда «сон превращается в знак сверхъестественного» (сон Алексея Турбина).

бул мим 11

Маргарита

В романе «Мастер и Маргарита» сон играет основную структурную роль, более значительную, чем в других произведениях Булгакова; благодаря ему, благодаря смене повествовательных планов и тонов, допущенных онирическим пространством, писатель сумел совместить разные картины и передать читателю сгущенность своего разнообразного личного жизненного опыта.

бул мим 6

В рассказах Булгакова появляется тенденция восприятия реальности как кошмарного сна повествователем-сновидцем. С одной стороны, сновидение выступает в рассказах как форма проявления подсознания, позволяющая показать внутреннее состояние человека в эпоху всеобщего слома, а с другой, воспринимаемая как катастрофа, историческая действительность провоцирует возникновение настоящих бредовых видений героев, которые ничем не отличаются от реальности.

бул мим 4

Сновидение предоставляет возможность введения в текст иного текста — «сон во сне», а также на уровне авторской нравственно-философской концепции: сновидение предоставляет автору возможность выхода в вечность, перехода границы между миром «посюсторонним» и «потусторонним». Сновидческий элемент влияет на стиль писателя, что проявляется в хаотичности и гиперболизации образов, образуя определённую «сновидческую» стилистику повествования.

бул мим 8

Сновидение оказывается своеобразным способом общения писателя с подсознанием героев. Провиденциальность сновидений может рассматриваться как проявление авторского избытка видения (в финальных снах она направлена не только на героев, но и на читателя, что связано с принципиальной открытостью романа).

бул мим 13

Форма сновидения как композиционный приём, организующий структуру текста, а также как принцип организации художественной действительности в дальнейшем была использована писателем в драматургическом творчестве. В пьесе «Бег» получает развитие образ реальности — кошмарного сна, используются найденные в романе «Белая гвардия» способы сновидческого повествования, причём роль онирической поэтики ещё более возрастает на уровне повествования и композиции произведения.

бул мим бал

Бал

Булгакова нередко называют сатанистом, приспешником дьявола. На самом же деле он ― великолепный психолог и философ, не побоявшийся высказать свою философию жизни печатными буквами на страницах белой бумаги. Его роман «Мастер и Маргарита» ― невообразимо сильное по своей психологической окраске произведение. Подобно тому, как свита Воланда гипнотизирует всю Москву на сцене Варьете, каждый читатель, перелистнув последнюю страницу романа, чувствует себя вовлечённым в какую-то мистическую историю; и, будто по велению автора, убежденный, что эта тайна известна лишь ему одному, он (читатель) будет хранить её вечно.

бул мим Великий бал у Сатаны

Великий бал у сатаны

Для достижения такого воистину гипнотического эффекта автор использует различные художественные приёмы. Известно, что состояние гипнотического транса очень похоже на состояние сна (и в том и в другом случае происходит торможение коры головного мозга), чем и пользовались многие иллюзионисты-гипнотизёры. Тот же самый приём употребляет и Булгаков на страницах романа. Он «усыпляет» героев, а вместе с ними и читателя. Нарочито много говоря о снах, видениях, галлюцинациях, автор окончательно стирает и без того еле уловимую грань между сном и реальностью.

бул мим Беспокойный день

Беспокойный день

Если спросить сто человек, читавших «Мастера и Маргариту», о чём роман, много больше половины из них, не раздумывая, ответят: «о Пилате». Стало быть, главным героем является вовсе не Воланд и совсем даже не Маргарита, а «пятый прокуратор Иудеи всадник Понтий Пилат», появившийся на страницах романа намного меньше раз, чем первые двое. Великая трагедия Понтия Пилата начинается в день казни Иешуа Га-Ноцри, а именно в праздничную, пасхальную ночь. Он велит постелить ему на балконе ― на том самом балконе, с которого накануне вёл допрос Иешуа и вынес ужасный приговор. Теперь прокуратор долго лежал на постели, но сон не приходил. Наконец ближе к полуночи он уснул.

бул мим 3   бул мим Конец квартиры 50

«Лишь только прокуратор потерял связь с тем, что было вокруг него в действительности, он немедленно тронулся по светящейся дороге и пошёл по ней вверх прямо к луне. Он даже рассмеялся во сне от счастья, до того всё сложилось прекрасно и неповторимо на прозрачной голубой дороге. Он шёл в сопровождении Банги, а рядом с ним шёл бродячий философ. Они спорили о чём-то очень сложном и важном, причём ни один из них не мог победить другого. Они ни в чём не сходились друг с другом, и от этого их спор был особенно интересен и нескончаем. Само собой разумеется, что сегодняшняя казнь оказалась чистейшим недоразумением ― ведь вот же философ, выдумавший столь невероятно нелепую вещь вроде того, что все люди добрые, шёл рядом, следовательно, он был жив. И, конечно, совершенно ужасно было бы даже помыслить о том, что такого человека можно казнить. Казни не было! Не было!  Вот в чём прелесть этого путешествия вверх по лестнице луны…»

бул мим 2   бул мим Коровьевские штучки

Этот сон Пилата не просто символичен, но также и психологичен и открывает один из замыслов автора.

Символизм этого эпизода заключается в образе луны и лунного света. Булгаков часто использовал символы, взятые из мировой культуры в своих произведениях. Так, противостояние добра и зла, привычное нам с раннего детства, когда мы ещё читали сказки про бабу ягу, является одной из важнейших смысловых линий романа «Мастер и Маргарита». Символы добра и зла сплошь и рядом встречаются на страницах романа: это Воланд и Иешуа; солнце и луна. Образ луны проходит через всё произведение, олицетворяя собой добро; лунная дорожка ― путь к луне ― а значит, путь к истине. Во сне Пилат идёт за Иешуа ― он понимает, что только этот добрый философ может избавить его от лжи, от ненавистной должности прокуратора и помочь обрести истину и покой. Древний обычай, что добро побеждает зло, претворился и в «Мастере и Маргарите»: поняв свою ужасную ошибку, Пилат раскаивается, и доброе начало торжествует в этом герое.

бул мим Прокуратор лежал в постели

Прокуратор лежал в постели

В эпизоде сна Понтия Пилата раскрываются новые душевные качества прокуратора:

1) он осознаёт, в чём его самая большая проблема (и трусость, несомненно, один из самых страшных пороков. Так говорил Иешуа Га-Ноцри.  Нет, философ, я тебе возражаю: это самый страшный порок.);

2)  он раскаивается в казни Иешуа (Но, помилуйте меня, философ!  Неужели вы, при вашем уме, допускаете мысль, что из-за человека, совершившего преступление против кесаря, погубит свою карьеру прокуратор Иудеи? <…> Разумеется, погубит. Утром бы ещё не погубил, а теперь, ночью, взвесив всё, согласен погубить. Он пойдёт на всё, чтобы спасти от казни решительно ни в чём не виноватого безумного мечтателя и врача!);

3) он любит (прокуратор, положив собаке руку на шею, закрыл наконец глаза. ― Банга был единственным существом на планете, которое действительно любил Пилат.).

бул мим 5   бул мим Извлечение мастера

С этого сна начнётся наказание Понтия Пилата. И не просто наказание, а наказание сном:

«Около двух тысяч лет сидит он на этой площадке и спит, но когда приходит полная луна, как видите, его терзает бессонница. <…> он говорит, что и при луне ему нет покоя и что у него плохая должность. Так говорит он всегда, когда не спит, а когда спит, то видит одно и то же ― лунную дорогу, и хочет пойти по ней и разговаривать с арестантом Га-Ноцри, потому, что, как он утверждает, он чего-то не договорил тогда, давно, четырнадцатого числа весеннего месяца нисана. Но, увы, на эту дорогу ему выйти почему-то не удаётся, и к нему никто не приходит. Тогда, что же поделаешь, приходится разговаривать ему с самим собою. Впрочем, нужно же какое-нибудь разнообразие, и к своей речи о луне он нередко прибавляет, что более всего в мире ненавидит своё бессмертие и неслыханную славу. Он утверждает, что охотно бы поменялся своею участью с оборванным бродягой Левием Матвеем».

бул мим Никанор

Никанор

Наказание продлится две тысячи лет, пока однажды весенней ночью Мастер не прокричит что есть мочи «Свободен! Свободен! Он ждёт тебя!» и не рухнут горы, и огромная остроухая собака не побежит по лунной дорожке, а вслед за ней ― её хозяин ― пятый прокуратор Иудеи всадник Понтий Пилат.

бул мим Сон Никанора Ивановича

Сон Никанора Ивановича

Роль снов в романе «Мастер и Маргарита» колоссальна. Сны помогают автору добиться гипнотического эффекта, стирая грань между правдой и вымыслом; они, отражая душу спящего, помогают читателю лучше понять образ героя; а также являются отражением одной из смысловых линий романа ― противостояния добра и зла.

бул мим Босой

Босой

В «Мастере и Маргарите» сны использованы как «мост» в другую реальность, может быть, в гипнотический транс, наведённый Воландом и его свитой (или самим Булгаковым?). Сон Понтия Пилата символичен ― противостояние добра и зла, в результате которого побеждает добро, приходит прощение и свобода ― путь к Истине. Кроме того, сон (а точнее его отсутствие) использован автором как способ более глубокого раскрытия образа прокуратора, а позднее ― как наказание Пилата.

бул мим воланд

Воланд

*****

Школа писательского мастерства Лихачева — альтернатива 2-летних Высших литературных курсов и Литературного института имени Горького в Москве, в котором учатся 5 лет очно или 6 лет заочно. В нашей школе основам писательского мастерства целенаправленно и практично обучают всего 6-9 месяцев. Приходите: истратите только немного денег, а приобретёте современные писательские навыки, сэкономите своё время (= жизнь) и получите чувствительные скидки на редактирование и корректуру своих рукописей.  

headbangsoncomputer

Инструкторы Школы писательского мастерства Лихачева помогут вам избежать членовредительства. Школа работает круглосуточно, без выходных.

Обращайтесь:   Лихачев Сергей Сергеевич 

likhachev007@gmail.com

Как писать сон, бред. 33. Сны в романе «Белая гвардия» Михаила Булгакова

Булгаков

Между художественной реальностью в «Петербурге» А. Белого и в «Белой гвардии» М. Булгакова наблюдается определённое сходство. Булгаков, как и Белый, создаёт в своем романе особый тип художественной реальности, свойства которой также меняются от начала к концу романа. Однако характер этих изменений совершенно различен. В «Петербурге» сон и явь окончательно смешиваются, в последней главе «Белой гвардии» границы между ними формально замыкаются.

Первая экранизация романа М. Булгакова «Белая гвардия»

Изменения в области поэтики сна и свойствах художественной реальности в «Белой гвардии» в значительной степени связаны с особенностями ориентации Булгакова на традиции Толстого и Достоевского. Анализ некоторых элементов мотивной структуры, видов сновидений и их функций в «Белой гвардии» показал, что вплоть до начала последней главы романа доминирует связь с традицией Достоевского. Однако двадцатая глава «Белой гвардии» в большей степени ориентирована на толстовскую традицию, причём Булгаков использует её в трансформированной виде, перенося действие за пределы действительности, в сознания персонажей. Активное взаимодействие миров здесь становится невозможным, что, казалось бы, отсылает к роману Толстого «Война и мир». Но большинство событий, изображённых в этой главе, происходит как бы по ту сторону.

булг 09

Булгаков начал писать ещё в России дореволюционной, в которой он родился, учился, рос, воспитывался и, в отличие от многих писателей того времени, совсем не хотел, чтобы этот мир рушился, унося с собой в небытие всё то, к чему он так привык. Но попытки вступить в ряды печатающихся авторов удались ему лишь после революции 1917 года.

Булг англ

«Роман этот я люблю больше всех других моих вещей» ― так говорил о «Белой гвардии» Булгаков. Художественный мир и манера писателя порождены, прежде всего, той исторической и политической обстановкой, в которой он оказался. Яркой отличительной особенностью творчества Булгакова является биографичность его произведений. Он черпал из своей жизни не только материал, но и темы. Не исключением стала и «Белая гвардия». Тем более что недавнее прошлое оставило в душе писателя неизгладимый след, и он с огромным рвением желал показать свой взгляд, высказать свою точку зрения на произошедшее. Между тем, все современные ему писатели призывали отказаться от прошлого.

BU_25

Сны в романе играют не последнюю роль и занимают не последнее место. Они переданы в основном через Алексея Турбина. Сны ― одно из основных средств воплощения художественной мысли автора. Каждому снится «свой» сон. Каждый видит то, что его волнует, тревожит. Именно во снах к героям приходит забвение, в котором они видят возможные пути искупления. Поэтому на страницах «Белой гвардии» герои так часто спят. Именно снами заканчивается повествование: «Велик был год и страшен год по рождеству Христовом 1918, но 1919 был его страшней». И вновь автор возвращает читателя в начало романа ― сбылись предсказания отца Алексея, не случайны были эпиграфы из «Апокалипсиса» к первой части произведения. Герои понимают это, подсознательно возвращаясь во снах к своим тревогам, опасениям, видят то, что хотели бы видеть в жизни.

Булг БГ

Аллегория Белой гвардии

Вот Турбину снится:

«В ночь со второго на третье февраля, у входа на Цепной мост через Днепр человека в разорванном и чёрном пальто с лицом синим и красным в потёках крови волокли по снегу два хлопца, а пан куренной бежал с ним рядом и бил его шомполом по голове».

Во сне он убит. И дальше:

«И в ту минуту, когда лежащий испустил дух, звезда Марс над Слободкой под Городом вдруг разорвалась в замёрзшей веси, брызнула огнём и оглушительно ударила… Вслед звезде чёрная даль за Днепром, даль, ведущая к Москве, ударила громом тяжко и длинно. Тотчас хлопнула вторая звезда, но ниже, над самыми крышами, погребёнными под снегом».

Сон Алексея Турбина имеет ярко выраженные границы:

«Турбин спал в своей спаленке, и сон висел над ним, как размытая картина. <…> Проснулся со стоном, услышал храп Мышлаевского из гостиной, тихий свист Карася и Лариосика из книжной».

Всё начинать с нуля. Звезды покоя (Венера) и войны (Марс) потухли. И уже больше ничего не напоминает о том, что был Пэтурра, и лишь труп на мосту говорил о том, что это не было сном. «Наверное, ушли… Пэтурра… Больше не будет никогда» ― проснулся ненадолго Турбин, и вновь уснул… А над ним висел сон, как размытая картина…

Булг 13

Василиса видел «сон нелепый и круглый». Не было никакой революции, но лишь во сне… Он купил огород, посадил что-то на нём, и вот уже ― зелёные ростки ― тоже символ чего-то нового. Даже часы ему жалеть не хочется потому, что светит яркое тёплое солнышко. И только появление злых с острыми клыками поросят на пружинах омрачает его радость, впрочем, они вскоре проваливаются под землю. Не видит, не предчувствует Василиса в своём будущем никаких бед, если только совсем небольшие, которые ненадолго, которые не испортят ему счастливого существования. А ещё он не хочет верить в то, что всё, что было, ― правда…

Сон Василисы также максимально чётко отделён от основного повествования:

«Видел Василиса сон нелепый и круглый. <…> Чёрным боковым косяком накрыло поросят, они провалились в землю, и перед Василисой всплыла чёрная, сыроватая его спальня…»

Нижняя граница показывает, что сновидение завершается разрушением мира, увиденного персонажем во сне, и переходом героя в мир реальный.

Булг 5

А вот Русаков сидит у лампы, читает тяжёлую книгу в жёлтом переплёте:

«И увидел я мёртвых и великих, стоящих перед богом, и книги раскрыты были, и иная книга раскрыта, которая есть книга жизни; и судимы были мёртвые по написанному в книгах сообразно с делами своими. <…> Cлезу с очей, и смерти не будет, уже ни плача, ни вопля, ни болезни уже не будет, ибо прежнее прошло».

И уже всё кажется ему неважным ― не важны страдания, зло. Всё уже в прошлом. То, что произошло ― лишь часть жизни Вселенной. Теперь всё будет хорошо, ведь это обещает Великая Книга. Знает он, что каждому воздастся по заслугам, что там, наверху, всех рассудят по справедливости.

Булг Варвара Булгакова, сестра писателя, прототип Елены из Белой гвардии

Варвара Булгакова, сестра писателя, прототип Елены из «Белой гвардии»

Елене снится поручик Шервинский ― демон: «Он пел пронзительно, не так, как наяву: «Жить, будем жить!»» Вытащил огромную сусальную звезду и нацепил её на грудь. Вдруг появляется Николка, с золотым венчиком с иконками на лбу и с гитарой: «А смерть придёт, помирать будем…» Елена просыпается, думает, что он обязательно умрёт. Зовёт его, а потом долго, всхлипывая, лежит в темноте…

Сон Елены имеет чёткие пределы:

«Смутная мгла расступилась и пропустила к Елене поручика Шервинского. <…> Елена мгновенно подумала, что он умрёт, и зарыдала и проснулась с криком в ночи…»

Булг Елена в исполнении Ксении Раппопорт

Елена в исполнении Ксении Раппопорт в телесериале «Белая гвардия»

Несмотря на то, что верхняя граница сна Елены словесно не обозначена, читатель может без труда определить его начало.

Петька Щеглов во флигеле тоже видит сон. Мальчик ещё совсем маленький, а потому его не интересует всё то страшное, что происходит во сне, поэтому он не видит кошмаров, которые мучили в эту ночь взрослых. Его сон автор сравнивает с большим, радостным солнечным шаром. Он не прилипает к земле, когда надо бежать, как взрослые. Мальчик легко бежит по большому зелёному лугу к этому светящемуся шару:

«Петька добежал до алмазного шара и, задохнувшись от радостного смеха, схватил его руками. Шар обдал Петьку сверкающими брызгами».

булг 7

Вот и всё. Самый простой, но самый светлый, с самыми светлыми предсказаниями будущего сон с чёткими границами. Шар ― то, что будет завтра. Сам Петька ― символ хорошего, светлого будущего. Он один увидел сон без смерти, без зла, без крови. Детские сны сбываются чаще снов взрослых. Поэтому это сновидение автор «показал» Петьке.

Булгаков в романе уверен, что всё будет хорошо. Если и не сейчас, не в скором будущем, то тогда, «когда и тени наших тел и дел не останется на земле»…

Булг15

Таким образом, если в начале и середине романа взаимопроникновение миров допустимо, то в последней главе художественная реальность приобретает совершенно иные свойства. Реальный и потусторонний миры в конце романа отделены друг от друга непроницаемой границей, которая делает их смешение невозможным.

Рассмотренная нами проблема границ между сном и действительностью тесно связана с вопросом о характере художественной реальности в романах Достоевского и Булгакова. Вне всякого сомнения, и в том, и в другом случае перед нами двуплановая художественная реальность, ибо в ней в равной степени представлены два мира ― посю- и потусторонний. Последний представлен в романах Достоевского и булгаковской «Белой гвардии», прежде всего, снами и видениями, которые посещают персонажей. Однако подобная художественная реальность не только допускает по своим свойствам сосуществование двух миров (которое может быть и вполне мирным), но и делает возможным их активное взаимодействие. Ярким свидетельством этому служит то, как оформлены границы сна и реальности в романах Достоевского и в «Белой гвардии» Булгакова.

Булг Псы Антанты

Крайней точкой, в которой происходит полное слияние сна и реальностью, очевидно, является сон Алексея Турбина о Городе, который перемежается с кусками безусловно авторского повествования (сцена с Явдохой, разговор с Василисой, слухи о Петлюре). Таким образом, в романе «Белая гвардия» Булгаков создаёт художественную реальность, весьма близкую по своим свойствам к той, с которой мы встречаемся в произведениях Достоевского. Этот факт, а также наличие тесной мотивной связи между снами, изображёнными Булгаковым и Достоевским, доказывает, что в области поэтики сна и характера художественной реальности автор «Белой гвардии» действительно ориентировался на традицию этого писателя. Однако всё сказанное выше не касается двадцатой, заключительной главы романа «Белая гвардия». Изображенные в ней сновидения имеют другую структуру и иначе отделены от условно-реального мира произведения. Очевидно, здесь идёт речь о влиянии совершенно иной традиции.

булг 11

Связи булгаковского романа с романом-эпопеей Льва Толстого «Война и мир» весьма глубоки: от общей «военной» тематики до персонажей ― «двойников» (пары Най-Турс ― Николка и Денисов ― Петя Ростов). Затрагивают они и область поэтики сна. Какой же характер имеет ориентация Булгакова на толстовскую традицию с точки зрения границ между сном и явью и общей картины мира.

Сны, изображённые Булгаковым в последней главе «Белой гвардии», имеют чётко обозначенные границы. Такая же особенность отличает сновидения в «Войне и мире» Толстого. В качестве примеров рассмотрим с этой точки зрения сон Пьера о шаре и предсмертный сон князя Андрея. В обоих случаях определение начала и конца сна не вызывает никаких затруднений. Сон Пьера:

«Пьер подошёл к костру, поел жареного лошадиного мяса, лёг спиной к огню и тотчас же заснул. <…> «Vous avez compris, sacré nom», ― закричал голос, и Пьер проснулся».

Сон князя Андрея:

«Он заснул. <…> Но в то же мгновение, как он умер, князь Андрей вспомнил, что он спит, и в то же мгновение, как он умер, он, сделав над собою усилие, проснулся».

Булг Запад и БГ

Белая гвардия и Запад

Исходя из этого, можно заключить, что художественная реальность в этом романе Толстого носит совершенно иной характер, чем созданная Достоевским. Назовем её условно потенциально двуплановой. Речь идёт о такой художественной реальности, которая допускает существование мира, отличного от «земной» действительности (доказательством этому служит присутствие в романе формы сна не только в её чисто психологической функции). Однако смешение этих миров в такой художественной системе невозможно.

Свидетельством того, что в «Войне и мире» создаётся именно такая модель мира, служат, в частности, некоторые особенности поэтики предсмертного сна князя Андрея. В этом сне остаётся подчеркнуто неназванной смерть, которая обозначается словом «оно». И только в момент происходящего во сне «умирания» (и пробуждения) герой осознает, что «оно» ― это смерть, оказывается способным дать ей имя: «Оно вошло, и оно есть смерть. И князь Андрей умер». Такое подчёркнутое неназывание говорит не только о том, что в этой художественной системе герои, принадлежащие к реальному миру, не могут взаимодействовать с миром иным. Оно свидетельствует также о том, что в их языке не существует даже адекватных понятий для обозначения явлений другого мира, смерть ― вечная проблема, неразрешимая рассудком, практическим разумом и для Толстого, и для его героев.

Булг Игра-престолов

Булгаков сходным образом решает в последней главе «Белой гвардии» проблему границ между сном и действительностью, что даёт повод говорить о таком же характере художественной реальности в этой главе. Однако нельзя забывать о том, что двадцатая глава романа практически целиком состоит из снов персонажей. Следовательно, большая часть изображённых в ней событий происходит уже как бы по ту сторону земной реальности. Поэтому, не отрицая того, что здесь Булгаков очевидным образом ориентируется на традицию Толстого, можно сказать, что он эту традицию трансформирует. Реальность в последней главе его романа действительно отделена от иного мира непроницаемой границей. Но само действие развивается уже не в реальном мире, а в мире сна. Оно замыкается в этой сфере и, учитывая характер границы, не может уже выйти из неё.

Булг, размечтались помещики

Размечтались, кровопийцы. Для вас русский народ — быдло, а он с этим ой как не согласен…

Булг, съёмки белой гвардии

Съёмки телесериала «Белая гвардия». Сегодня на Украине бандеровская и олигархическая сволочь заменила белогвардейскую

Булг, вот ваша БГ

И новая белая гвардия, если сыщется, будет валяться вот так. Русский народ победить нельзя

Итак, в заключительной главе «Белой гвардии» мы сталкиваемся с художественной реальностью совершенно особого типа. Формально мир сна и действительность в ней отделены непроницаемой границей, что делает их взаимопроникновение невозможным. Здесь Булгаков явно ориентируется на традицию Толстого. В то же время данная художественная реальность по некоторым своим свойствам близка к той, которую создаёт в своих романах Достоевский. Однако и традиция Достоевского здесь трансформируется: если в романах этого писателя действительность приобретала черты призрачного мира, то в «Белой гвардии», напротив, мир сна становится реальностью. Булгаков не просто с дерзостью нарушает этот казавшийся ненарушимым запрет классического романа относительно попыток изображения возможных форм послебытия. Он особым образом соединяет здесь традиции Толстого и Достоевского. В результате этого синтеза создаётся художественная реальность, одновременно похожая и непохожая на те, с которыми мы встречаемся в произведениях этих писателей.

Булг 12

Русскому народу белогвардейская сволочь противопоказана

Булгаков лишь развивает в последней главе некоторые черты поэтики, намеченные ранее. Действительность здесь отделяется от мира призраков, и это, конечно, отличает такую художественную реальность от характерной для начала и середины романа. Город вновь переходит в сферу реального, но в этот самый момент он как бы исчезает из нашего поля зрения. Повествование охватывает теперь не действительность (каковы бы ни были её свойства), а мир сновидений. Здесь уже не приходится, говорить о двоемирии, поскольку мир сна сам становится действительностью; он реален и нереален одновременно.

Булг группа БГ

Такую «Белую гвардию» русский народ ещё вытерпит

Таким образом, Булгаков создаёт в своём романе особый тип художественной реальности, характер которой меняется от начала к концу произведения. Этим картины мира в «Белой гвардии» и в романах Достоевского и Толстого принципиально различаются: в романе XIX века характер художественной реальности не меняется, что подтверждает тип границ между сном и явью. В «Преступлении и наказании» ни один из снов не имеет чётко обозначенных границ, в «Войне и мире», напротив, все границы непроницаемы. Но если в классических образцах жанра художественная реальность не меняет свой характер от начала к концу произведения, то в романе ХХ века такое изменение становится необходимым и закономерным. Здесь требуется уже соприсутствие разных моделей, которые дополняют друг друга и придают образу мира внутреннюю динамику.

Булг БГ на сайтах

Откуда что берётся: эта красотка позицианирует себя на сайте как «Белую гвардию»

*****

Школа писательского мастерства Лихачева — альтернатива 2-летних Высших литературных курсов и Литературного института имени Горького в Москве, в котором учатся 5 лет очно или 6 лет заочно. В нашей школе основам писательского мастерства целенаправленно и практично обучают всего 6-9 месяцев. Приходите: истратите только немного денег, а приобретёте современные писательские навыки, сэкономите своё время (= жизнь) и получите чувствительные скидки на редактирование и корректуру своих рукописей.  

headbangsoncomputer

Инструкторы Школы писательского мастерства Лихачева помогут вам избежать членовредительства. Школа работает круглосуточно, без выходных.

Обращайтесь:   Лихачев Сергей Сергеевич 

likhachev007@gmail.com